• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Лесі цікава: чаго чакаць ад дзяржаўнага рэгулявання коштаў?

    Эканамічны крызіс непазбежны пасля паўгадовай палітычнай турбулентнасці і пандэміі каранавіруса. Зыкрыццё бізнесаў за распаўсюд нацыянальнай сімволікі ці далучэнне да забастоўкі, выцісканне буйных IT-кампаній за мяжу і многае іншае сведчыць аб наступленні цяжкіх часоў для беларускай эканомікі.

    Каб кампенсаваць эканамічныя страты, улады Беларусі чарговы раз падоўжылі дзяржаўнае рэгуляванне коштаў. Можа здацца, што насельніцтва цяпер застрахаванае ад росту цэн на прадукты першай неабходнасці. Аднак з гэтым цалкам не пагаджаюцца эканамісты. 

    Ці чакаць беларусам жыцця па талонах? Якія плюсы можна знайсці ў дзяржрэгуляванні коштаў? Пра гэта я паразмаўляла са старэйшым аналітыкам “Альпары Еўразія” Вадзімам Іосубам, акадэмічнай дырэктаркай BEROC Кацярынай Барнуковай і аналітыкам кампаніі Duff & Phelps (Нямеччына) Максімам Адаскевічам. 

    This image has an empty alt attribute; its file name is Untitled-design-6.jpg

    1. Чаму ўлады зноў працягнулі дзяржаўнае рэгуляванне коштаў?

    Вадзім Іосуб: Это достаточно старая тактика наших властей: за последние двадцать лет неоднократно были попытки регулирования цен. Самая недавняя была в конце марта прошлого года. Тогда это было вызвано началом пандемии и высоким спросом на средства индивидуальной защиты, лимоны, имбирь, чеснок. 

    Если говорить, почему продолжили регулирование цен сейчас: у нас ускоряется инфляция (по итогам января она достигла 7,7 % за год, ожидается, что за февраль она будет выше). Связано это в том числе с самим же решением властей ввести НДС на ряд товаров, на которых этого налога раньше не было, а на ряд товаров – поднять с льготных 10 % до 20%. То есть ускоренный рост цен – это во многом рукотворный процесс, в котором виноваты сами же экономические власти. 

    Кацярына Барнукова: Скорее всего, решение вызвано резким ростом цен (инфляция январь к январю составила 7,7 %) и попыткой как-то этот рост цен остановить. Отчасти рост цен вызван решениями властей по отмене льгот по НДС и по поднятию тарифов. Видимо поэтому правительство решило продемонстрировать решительную борьбу с ростом цен. 

    Максім Адаскевіч: Хутчэй за ўсё, гэткім чынам улады намагаюцца штучна спыніць рост інфляцыі, каб выйсці на мэтавы паказнік у 5 % (цяпер інфляцыя складае 7,7 %). І, безумоўна, у гэтым ёсць і элемент піяру – “улады абараняюць насельніцтва ад росту цэн”.

    2. Ці чакаць беларусам жыцця па талонах?

    Вадзім Іосуб: Я думаю, что сейчас представить жизнь по талонам сложно. Хлеб и спички из магазинов не пропадут. Но на часть товаров, цены на которые будут регулироваться, можно ожидать дефицит. Что касается импорта, то вначале импортеры будут распродавать товары со склада, которые уже здесь закуплены, а дальше могут быть варианты. Во-первых, у нас курс иностранных валют колеблется, соответственно на некоторые товары цены могут колебаться на десятки процентов на иностранных рынках (на тот же чай, кофе, подсолнечное масло). Если представить себе ситуацию, что сильно вырастет курс иностранной валюты или сильно вырастет цена на какой-то товар на импортных рынках, то импортер не сможет адекватно повысить цены в Беларуси из-за существующих ограничений. В этом случае на отдельные товары со списков может возникнуть дефицит. 

    Кацярына Барнукова: Думаю, до такого не дойдет. Действительно, введены очень жесткие ограничения. Действительно, на фоне сезонного подорожания овощей и фруктов, а также ослабления рубля на многие товары цены должны будут вырасти, а без этой возможности товары, скорее всего, пропадут с полок. Но пока не верится, что правительство будет серьезно контролировать и ограничивать рост цен. Скорее, цель постановления была в том, чтобы послать сигнал продавцам и производителям быть более сдержанными. И скорее всего, на конкурентных рынках на ценообразование это никак не повлияет, а само регулирование будет вскоре серьезно смягчено.

    Максім Адаскевіч: Залежыць ад таго, наколькі доўга пратрываюць абмежаванні (ужо бывала, што дзяржава аб’яўляла абмежаванні, але потым хутка адмяняла) і наколькі сурова будуць кантралявацца. Калі дзяржава праявіць прынцыповасць, то раней ці пазней абмежаванні прывядуць да дэфіцыту. У іншым выпадку або будуць банкрутаваць вытворцы, або дзяржаве давядзецца больш і больш субсідаваць вытворцаў, а запас грошай у дзяржавы не бясконцы. 

    3. Ці ёсць у дзяржаўным рэгуляванні коштаў нейкія плюсы для насельніцтва і бізнесу?

    Вадзім Іосуб: Никаких плюсов нет. Это легко очень демонстрируется. С одной стороны, на всем постсоветском пространстве Беларусь – страна, где чаще всего использовали административное регулирование цен. А с другой стороны, Беларусь – это страна на постсоветском пространстве с самой высокой накопленной инфляцией за постсоветский период. За это время цены выросли более чем на 7,5 миллиардов процентов! Можно обратиться к опыту других стран, где пытаются администрировать цены. Но на ум первым делом приходит Венесуэла с ее знаменитым дефицитом туалетной бумаги. 

    На самом деле рыночные цены выполняют несколько важных функций. Рыночная цена балансирует с одной стороны интересы потребителя, с другой стороны – интересы производителей и продавцов. По рыночной цене не может быть дефицита товара, то есть любой желающий купит товар при этой цене. С другой стороны, при рыночной цене не может быть переизбытка товара. Кроме того, рыночные цены имеют важную информационную функцию, они подают сигналы производителям или импортерам, что чего-то нужно больше или меньше производить или импортировать. Если цена растет, то производитель или импортер понимает, что вырос спрос, что нужно больше производить. И наоборот, если цена падает, то это сигнал меньше производить или меньше импортировать. 

    А когда цена заморожена, вряд ли будут проблемы перепроизводства. Теоретически это означает, что возможен дефицит. Также производители и импортеры перестают получать сигналы о том, как скорректировать производство или объем импорта. Лучше от этого не будет никому.

    Кацярына Барнукова: Иногда бывают ситуации, например, временной паники, когда роль государства в ограничении роста цен может быть нужной. Однако даже в этих случаях государство может быть гораздо более полезно, если приложит усилия, чтобы удовлетворить панический спрос, а не просто проконтролирует цены. Кроме того, ценовое регулирование нужно на монопольных рынках. Сегодняшняя ситуация на рынке продуктов и лекарств под эти описания не подходит.

    Максім Адаскевіч: У цэлым такія захады – адзін вялікі мінус. Насельніцтва на нейкі абмежаваны перыяд атрымае больш танныя тавары, але потым заплаціць за гэта нашмат больш – праз дэфіцыт або вялікі рост цэн пасля адмены мераў. Плюс ёсць, бадай, для тых, хто зможа ўзбагаціцца на дэфіцыце праз куплю і продаж тавараў на чорным рынку. А бізнес атрымае страты, а яго існаванне акажацца пад пагрозай. 

    Фота: Sky News

    ПаказацьСхаваць каментары