• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Сектор санкции на барабане

    Тринадцатый выпуск «Пульса Ленина-19» посвящен возможным последствиям беспрецедентных санкций, принятых Европейским союзом по Беларуси.

    24 июня Совет ЕС утвердил секторальные экономические санкции, которые затронут калийную и нефтяную отрасли, банковский сектор и ряд других сфер нашей страны, в дополнение к принятому накануне 4-му санкционному пакету. Расширили свои санкционные списки физических и юридических лиц США и Великобритания.

    Тема санкций разделила белорусов на сторонников и противников в неизвестном, но слабо влияющем на их принятие или отмену соотношении. Попробуем разобрать аргументы сторон на мифы и факты, чтобы понять, чем санкции для нас чреваты.

    Санкции не действуют

    Это миф. Все санкции действуют, вопрос на кого и как. Возьмем самые безобидные – визовые. В них больше символизма, чем ущерба даже для лиц из списка, потому что у большинства персоналий нет ни активов, ни привычки ездить в ЕС или США. Однако даже такая символическая мера уже тяжкий удар по репутации страны на Западе, где негативный имидж – это противопоказание для отношений.

    Экспертами калькулируется ущерб от санкций для ВВП – до 14%. Просчитываются потери для отраслей и предприятий. Делаются разные расчеты и прогнозы, кроме оценки конкретного ущерба для режима. Между тем, это главный вопрос, на основании которого, по идее, должны приниматься ограничительные меры.  

    Мы уже рассматривали, в чем проявился эффект от жестких санкций для Югославии. В крахе экономики: цены на продукты в те годы выросли в 3,5 тысячи раз, 40% предприятий закрылось. В умах сербов именно внешний фактор стал доминировать в качестве причины кризиса, хотя до санкций в проблемах винили Милошевича.

    Жесткие санкции свалят режим

    Все когда-нибудь случается впервые, но пока это миф. Примеров применения жестких санкций в истории немало, случаев ухода подобных режимов в результате санкций – ноль.

    Возможный расчет, что санкции спровоцируют бунт против действующей власти, не оправдан.

    Когда на улицах разлилось людское море и санкции теоретически могли усилить протестную волну, они не принимались. Сейчас в Беларуси протест отсутствует (соцсети не в счет), а любые признаки профилактически закатываются властями в асфальт с прицелом уже на будущую электоральную кампанию. 

    Санкции сближают с Россией

    Это факт. Наша зависимость превращается в откровенно вассальную. Правда, отношения с Россией всегда были тесными и Беларусь медленно, но уверенно шла на поводу интеграционных пожеланий Кремля. Этот процесс был более-менее прозрачным. 

    Итогом частых и длинных контактов Александра Лукашенко и Владимира Путина являются договоренности, о которых известно узкому кругу лиц, хотя они, скорее всего, касаются каждого в Беларуси. Реанимированы интеграционные карты и даже если со стороны Минска предпринимаются попытки сыграть ими в дурака, на кону все равно стоят белорусские интересы и позиции Москвы в игре беспроигрышные. Санкции, безусловно, сужают для Лукашенко возможности поссориться с Путиным, чтобы включить заднюю. 

    Запад не мог не отреагировать

    Это факт. Однако, благими намерениями вымощена дорога в жуткое место. Есть ли у Запада ресурсы обеспечить изменение ситуации в интересах Беларуси? По-моему, нет. 

    Запад не смог не отреагировать, когда проблема вышла за пределы Беларуси. Верховный представитель ЕС Жозеп Боррель заявил, что триггером для экономических санкций стал инцидент с самолетом. И это смущает. Во-первых, потому что решение о 4-м пакете и секторальных санкциях принимается до завершения международного расследования инцидента. Во-вторых, закрывая авиасообщение с Беларусью, Евросоюз думал о себе.

    Мы зависимы от сотрудничества с западными странами, оно во многом обеспечивает наш суверенитет. Однако эта зависимость не является уязвимостью властей пока у них есть поддержка России.

    Пример с Белавиа красноречив: российское направление не сможет заместить европейское, но обеспечивает маневр от разорения. В сухом остатке бойкота белорусского неба и Белавиа: белорусы изолированы, а судьба нашей авиакомпании теперь в руках России.

    Санкции отменят и все восстановится

    Санкционная пластинка отматывается проще, но не просто, и у санкций бывает долгое эхо. Приведу пример из Швейцарии: предыдущие санкции в отношении Беларуси были сняты Берном в 2016 году, но даже спустя три года находились банки, которые отказывались от операций с нашей страной под предлогом санкций.

    Попавшим под санкционный запрет предприятиям и отраслям потерянные рынки и ниши вряд ли вернуть.

    Причем что-то подсказывает, что западный бизнес в Беларуси и белорусский за рубежом заместят компании из одних и тех же дружественных нам стран – России, Китая, Турции. Уцелевших белорусских бизнесменов просеет передел собственности в пользу лояльных власти.

    Фото: Hamodia

    ПаказацьСхаваць каментары