• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Режим диеты: что осталось от внешней политики Беларуси

    Новый выпуск «Пульса Ленина-19» посвящен ревизии прошедших с момента президентских выборов-2020 изменений в белорусской внешней политике и анализу ближайших международных перспектив.

    Прах многовекторности 

    Политический кризис по итогам избирательной кампании 2020 года радикально изменил положение международных дел Беларуси, приведя их к обвалу. Белорусский режим пошел не только на фальсификацию итогов выборов и насильственное удержание власти, но совершил подмену понятий, выдав свои шкурные интересы за национальные. В результате главной целью внешней политики стало обеспечение выживаемости власти под санкциями и изоляцией. 

    Произошел отказ от политики ситуативного нейтралитета, сыгравшего исключительно положительную роль в международном восприятии Беларуси, в пользу углубления сотрудничества с Россией. Анонсировано удаление из Конституции пункта о стремлении Беларуси к нейтралитету. Белорусские власти больше не позиционируют Беларусь как территорию сопряжения интересов Запада и Востока. Придумана новая роль — форпоста евразийства на границе цивилизаций, первым принимающего удар коварного Запада. 

    Уничтожены практически все каналы взаимодействия с западными странами, включая сотрудничество в сферах общих интересов (пограничное, миграционное). Беларусь приостановила членство в Восточном партнерстве и действие соглашения с ЕС о реадмиссии. Уцелела пока взаимная торговля товарами и услугами, но и она скоро ощутит на себе крах западного вектора и санкционные ограничения. Западные кредитно-финансовые учреждения (Всемирный банк, ЕБРР) прекратили свое участие в госпроектах в Беларуси. Вероятно, пересыхание потока западных инвестиций в самое ближайшее время.

    Ключевыми странами и объединениями западного мира в отношении Беларуси введены санкции вплоть до секторальных. Санкционный сюжет продолжает раскручиваться — Евросоюз находится на пороге принятия пятого пакета санкций.

    Произошло сокращение и снижение уровня дипломатического присутствия западных стран  в Беларуси и отдельных белорусских диппредставительств за рубежом. Белорусские власти нацелены на переброску дипломатических кадров на страны, лояльные режиму. Закрыты Посольство Беларуси в Канаде и Генеральное консульство в Нью-Йорке, анонсировано открытие белорусской дипмиссии в Зимбабве и генконсульств в азиатских странах. 

    Принудительная посадка самолета Ryanair и спровоцированный белорусскими властями миграционный кризис на границах с Польшей, Литвой и Латвией поставили крест на многолетних усилиях по позиционированию Беларуси как донора региональной стабильности и безопасности. Белорусский вопрос фактически приобрел характер регионального вызова для ЕС.

    Потерян статус Минска как переговорной и диалоговой площадки. Это касается возможностей проведения в Беларуси заседаний трехсторонней контактной группы по урегулированию кризиса на востоке Украины, а также международных конференций и форумов наподобие встречи Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности.

    Произошел крах многовекторности, главный смысл которой заключался в освобождении Беларуси из монозависимости от одного государства за счет расширения международных партнеров, рынков и поставщиков энергоресурсов. С середины августа 2020 года Беларусь фактически вернулась к монопольной зависимости от России, лишилась возможностей маневра и балансирования на противоречиях, ухода от навязываемой Кремлем интеграционной повестки. Такая ситуация сама по себе создает угрозы для независимости. В нашем случае они умножаются на готовность режима идти на любые жертвы ради власти и фактором России, которая этим пользуется.

    Беларусь оказалась в числе мировых изгоев, когда само упоминание страны обладает эффектом токсичности и негативно влияет на международные связи даже в сферах, не затронутых санкциями. Эхо этих имиджевых издержек может преследовать Беларусь еще долгие годы после Лукашенко.

    Отмывание легитимности

    Несмотря на все эти радикальные изменения, белорусский режим чувствует себя достаточно уверенно. Основной спонсор этой уверенности — Россия, покрывающая риски санкций и изоляции. Интеграция с ней стала вопросом выживания экономики и власти, и белорусские власти на нее согласились. Реанимированы дорожные карты и продекларирована готовность к их подписанию на ближайшем заседании высшего госсовета, ведется речь о переброске ключевых транзитных экспортных продуктов на российские порты (нефтепродукты уже, калий — в перспективе).  

    В Россию уходит половина товарного экспорта Беларуси. В 2021 году российский удельный вес в торговле превысил совокупную долю остальных 99 стран из топ-100 торговых партнеров Беларуси. Альтернативы поставок нефти и газа не из России, которые активно прорабатывались вплоть до августа 2020 года, теперь закрыты. РФ выступает чуть ли не единственным кредитором Беларуси и источником инвестиций для экономики. Именно с Россией связаны основные схемы обхода санкций.

    Реальный процесс сближения идет за закрытыми дверями. Знаковые подвижки произошли в военной сфере вообще без всякого публичного обсуждения — созданы учебно-боевые центры, под которые в Беларуси размещены российские боевые самолеты и ПВО. Подтягивание интеграционных процессов в других менее знаковых сферах кажутся на этом фоне вопросом времени и очередности. 

    Минск пытается выжать “соки” из СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Для белорусских властей значимость рутинных мероприятий в этих форматах теперь выросла до потолка. Это одно из тех мест, где не работает международная изоляция и отмывается легитимность. Здесь Минск рассчитывает найти определенную компенсацию потерь на западном направлении. Страны СНГ, несмотря на склонение во всех падежах и на всех европейских языках прилагательного “токсичный”, не дистанцируются от прямых контактов Лукашенко.

    Белорусские власти активно ведут поиски источников благополучия и в дальнем зарубежье. И это третья опора режима. Наращивая контакты с лояльными странами и регионами, официальный Минск пытается разогреть покупательский спрос на белорусскую продукцию даже на самых экзотических рынках. Объявлен разворот на Азию и, объективно говоря, это часть света фактически полностью выпадает из международной изоляции. От Турции до Японии белорусский режим признается и де-факто, и де-юре. Недавнее назначение нового посла Беларуси в Южной Корее свидетельствует о выдаче южнокорейской стороной агремана и, следовательно, признании легитимности Лукашенко Сеулом.

    Ставка на Азию и отношения с Китаем и Индией создают впечатление возможностей внешнеполитического маневра, но в долгосрочной перспективе без сотрудничества с Западом не имеют перспектив. В Латинской Америке и Африке источники белорусского благополучия пока не выявлены и без серьезных вложений вряд ли обнаружатся

    Профессия кукловод

    Ключевой вопрос в судьбе режима — сохранение поддержки России. На этот счет в российских правящих элитах не просматривается дилемма. Кремль попросту не может отказать Лукашенко в помощи, поскольку его падение вовсе не в российских интересах. Уязвимое положение белорусского режима позволяет наращивать российское влияние и военное присутствие. Кремль, очевидно, конечный бенефициар от конфронтации Беларуси с Западом. В ней Москва активно участвует, но за спиной и руками Минска — тот самый “кукловод”. 

    Дальнейшая конфронтация с Западом поднимает для белорусских властей стоимость российской поддержки. Оплата независимостью и суверенитетом — не самая приемлемая цена для Лукашенко, но ради власти он за ней не постоит. Санкции сужают для него возможности пойти на конфликт с Путиным. Запад, тем не менее, пока не демонстрирует готовности пересмотреть свою политику в пользу более тонкой игры (на противоречиях). Ставка на ужесточение санкций, очевидно, сохранится. 

    Расчет на уступки со стороны режима в связи с наращиванием давления мало оправдан. Белорусские власти пытаются вписать свой конфликт с западным миром в глобальный цивилизационных контекст, в котором происходит конфронтация Запада с Россией и Запада с Китаем, и на этом основании обеспечить себе их поддержку. Значит, тоже готовы повышать ставки и идти на обострение.  

    Основная практическая забота режима — обезопасить торговлю с третьими странами, вывести из-под санкционной угрозы ключевые экспортные позиции и партнеров. Этим, вероятно, объясняется увод торговли в тень — уже засекречены 15% экспорта Беларуси в Россию

    Один из ключевых вопросов — судьба торговли калием. Вариант обхода санкций в отношении «Беларуськалия», обсуждаемый российскими экспертами: Россия увеличивает закупку белорусской продукции, экспортируя свой калий на рынки, которые ранее контролировали белорусы. То есть Беларуськалий потеряет Индию и Китай, но не станет колом. 

    Вполне вероятно, что по мере нарастания санкций на Россию может перейти весь транзит «санкционной» торговли Беларуси с третьими странами, как это уже произошло с нефтепродуктами.

    Вероятные проблемы банковского сектора и поставок в Беларусь технологического оборудования, скорее всего, тоже вполне разрешимы в интересах российской стороны. Причем уже обкатанными в Крыму способами — поставки через Россию, перевод всех операций с Беларусью в категорию внутрироссийских, приход российских банков, не имеющих международного бизнеса. 

    Поэтому, по всей вероятности, Россия продолжит стимулирование ухудшения отношений Беларуси с западным миром, пока не замкнет на себе все интересы, возможности и бизнес Минска.

    Фото: МИД Беларуси

    ПаказацьСхаваць каментары