• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Санкции: разрешение или усугубление белорусского кризиса?

    Пятый выпуск «Пульса Ленина-19» – еженедельного обзора событий во внешней политике Беларуси.

    Этот выпуск посвящен теме санкций, их влияния на разрешение политического кризиса в Беларуси и – наоборот – возможностям стать причиной, например, острого экономического кризиса. Повод преподнесло сообщение агентства “Рейтер” 27 апреля о том, что российские экспортеры могут приостановить поставки нефти на НПЗ “Нафтан” из-за возобновления американских санкций в отношении белорусской нефтеперерабатывающей отрасли. По условиям этих санкций контрагентам белорусского НПЗ и еще восьми компаний рекомендуется завершить любые операции с ними до 3 июня.

    Вряд ли “Нафтан” останется без российской нефти. Эти санкции уже действовали в период с 2006 по 2015 годы, и тогда “Нафтан”, как мы знаем, не простаивал. 

    Экстерриториальность действия возобновленных санкций, если таковая будет, скорее всего, приведет к экстерриториальности схем их обхода. 

    Однако санкции, безусловно, нанесут по Беларуси серьезный удар: и в виде ощутимых экспортных потерь, и в плане криминализации экономики (появления обходных схем). На ситуацию можно смотреть и как на дополнительную возможность для Кремля поиграть на нервах Минска и обеспечить сговорчивость. Судя по актуальным новостям, белорусские власти, к примеру, уже не обсуждают интеграционные карты с Москвой, а как будто отчитываются об их исполнении, как о домашнем задании. Наконец, опция поиска альтернативных поставщиков нефти (хотя бы для вида) за пределами России нам теперь тоже, увы, недоступна. 

    Однако те ли это эффекты, которые преследуют возобновленные США санкции?

    Главной причиной американских и уже трех пакетов европейских санкций являются нарушения прав человека в Беларуси и политические заключенные. 

    Приближают ли эти ограничительные меры их освобождение?

    Пока количество политзаключенных только растет и уже побило все рекорды прошлых репрессивных кампаний в Беларуси. На все санкции Минск реагирует ответными мерами и не сбавляет хода своей репрессивной машины. Что-то подсказывает, что мы еще не знаем всех возможностей этого аппарата. 

    Александр Лукашенко правит Беларусью свыше 26 лет, причем большую часть этого срока под санкциями. Кто-то говорит об иммунитете, кто-то о недостаточной жесткости санкций.

    Действительно, а что, если бы приняли меры пожестче, со всеми оттенками серого? 

    Например, что будет, если запретить всем членам ООН любые торговые операции со страной, деловые контакты, все финансовые транзакции с физическими и юридическими лицами, заморозить заграничные валютные счета и фонды, ограничить перелеты самолетов, сократить и закрыть дипмиссии, запретить участие в международных спортивных мероприятиях, приостановить научно-техническое и даже культурное сотрудничество, запретить транзит нефти и нефтепродуктов, транспорта, оборудования, ограничить почтовую связь?..

    Ответ есть. Все эти запреты взяты из реального санкционного пакета международного органа, чье право на санкции признает даже Владимир Макей. Речь идет о резолюциях Совбеза ООН за номерами 757, 787 и 820 в отношении Союзной Республики Югославия (состояла из Сербии и Черногории).

    Хотя санкции были введены с целью низвергнуть лидера Сербии и фактически Югославии Слободана Милошевича, по мнению исследователей, его власть только укрепилась. Он пережил не только это, но даже НАТОвские джипы бомбардировки, и был свергнут в результате уличного протеста в октябре 2000 года.

    В чем же проявился эффект от жестких санкций? Прежде всего, в крахе югославской экономики. Цены на продукты питания в Югославии в те годы выросли в 3,5 тысячи раз, 40 % предприятий закрылось, но это не спровоцировало антиправительственных бунтов. 

    В умах сербов именно внешний фактор стал доминировать в качестве главной причины кризиса, хотя до санкций в проблемах винили Милошевича.

    Из этой истории, на мой взгляд, можно извлечь два урока. Первый – санкции не сместят режим, а скорее укрепят его. Второй – санкции не заменят протеста и его не спровоцируют. Однако предвижу вокруг релевантности этих уроков для Беларуси очень жаркие споры, которые породят на один грамм истины массу упреков и обид.  

    По-моему, бесспорно, что для Запада принятие санкций – это некий способ выражения несогласия с действиями наших властей и солидарности с гражданским обществом. Хотелось бы, однако, избежать таких форм несогласия и солидарности, при которых негативное влияние на Беларусь и белорусов перевешивает ущерб для Лукашенко и лиц, повинных в насилии и репрессиях. Пока же возможный эффект санкций чем-то напоминает сюжет из Альбигойского крестового похода, когда перед штурмом очередной цитадели на вопрос рыцаря, как отличить добрых католиков от еретиков, папский легат максимально упростил задачу: убивайте всех, Господь разберется. 

    Подписывайтесь на рассылку «Пульс Ленина-19»: так вы точно не пропустите главное за неделю и будете получать обзоры Павла Мацукевича первыми.

    Фото: static.tildacdn.com

    ПаказацьСхаваць каментары