• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Подарочный набор вождя

    Выпуск «Пульса Ленина-19» разбирает подарки, которыми обмениваются власти со своими зарубежными коллегами, подсвечивая некоторые протокольные особенности и отдельные дары из истории.

    Поводом стал обмен подарками во время недавнего визита Лукашенко в Китай для встречи с Си Цзиньпином. Этому элементу программы, который часто бывает скрыт от всяких глаз, было уделено подчеркнуто много личного внимания обоими товарищами. 

    Боги жаждут подношений

    В международных отношениях почти как в обычной жизни — без подарков никак. Это касается встреч в верхах, визитов, государственных праздников, дней рождения и юбилеев первых лиц, хотя исключения тоже бывают.

    Вот президент Кыргызстана, которому 6 декабря исполнилось 55 лет, запретил своим подчиненным дарить ему подарки. Он в этом смысле не уникален, загадкой может быть степень его кокетства. Правда, подчиненные главы Кыргызстана говорят, что Садыр Жапоров человек исключительной скромности. Может и так.

    Иосиф Сталин тоже был по-своему чрезвычайно скромен. В том смысле, что, как описывает его дочь Светлана Аллилуева в своих «20 письмах к другу», вел аскетичный образ жизни, лишенный какой-либо роскоши. 

    Сталин, например, не позволил устраивать торжества по случаю своего 50-летия, зато на 60-летие в СССР уже проходила целая кампания чествования юбиляра, включавшая не только подарки и телеграммы. По всему союзу, включая БССР, шли собрания партактивов, творческие вечера, конференции. По такому случаю 22 лучших беларусских стахановца даже были премированы поездкой на Родину вождя в Гори

    На 70-летие лучший друг всех советских полярников, ученых и детей подписал постановление об установлении гигантского памятника себе на берегу Волго-Донского канала. Тогда Иосиф Виссарионович получил свыше 23 тысяч подарков со всего мира. В Болгарии, например, Варну переименовали в Сталин, пиком Сталина стала называться самая высокая гора Мусала. Болгарский руководитель привез в Москву поздравительный адрес, которые подписали все(!) жители страны. Их подписи заняли сотни томов.  

    В наши дни все несколько скромнее, хотя исключения опять же бывают. В Казахстане, например, столица Астана успела пару лет побыть Нур-Султаном в честь Назарбаева. 

    В России к 70-летию Путина не было инициатив о переименовании городов, российские химики не предлагали дополнить таблицу Менделеева новым элементом с именем «Путин» как предлагали советские по случаю юбилея Сталина. Возможно, все это еще впереди и в России, и в Беларуси. 

    Лукашенко преподнес Путину на 70 лет трактор той модели, которой и сам пользуется. Вероятно, не без торгового умысла нарастить поставки в РФ тракторных запчастей и насадок (сеялки-веялки-ковши), а также беларусского дизтоплива хотя бы в тех объемах, в которых всего этого потребует подаренный трактор (ремонт, заправка).

    Алжирские женщины беларусского происхождения

    Большая часть подарков Лукашенко, насколько можно судить, демонстрируется во Дворце Независимости и в Музее современной беларусской государственности

    Какими-то из даров Лукашенко открыто пользуется. Например, «Майбахом», подаренным ему российским бизнесменом. По закону, должностные лица в Беларуси в праве принимать подарки стоимостью до 20 базовых величин и только на протокольных или официальных мероприятиях. По этой причине «Майбах» Александра Григорьевича прописан в совминовских гаражах.   

    Лукашенко практикует дарение продуктовых корзин с мясными деликатесами, сырами, алкоголем и шоколадом, а также картошки, но он в этом не одинок. В тот раз, когда начальник всея Беларуси подарил Путину на день рождения трактор, Эмомали Рахмон преподнес имениннику пирамиды из арбузов, дынь и прочих съедобных штук. Аналогичные фруктовые подарки от Рахмона получал и Лукашенко. И не только от него. 

    Среди недавних подарков Си Цзиньпина была корзина с яблоками, что вполне объяснимо: Китай является крупнейшим в мире производителем и потребителем яблок. Принимая во внимание аграрные эксперименты Лукашенко в Дроздах и по всей стране, хунаньские яблочки ушли по правильному адресу. 

    Традиция дарения продуктовых наборов имела хождение в СССР. В годы войны и позднее икрой, папиросами и водкой одаривали практически всех иностранных гостей Москвы — от Черчилля до Тито. 

    В СССР (до Горбачева) не существовало ограничений на принятие подарков официальными лицами. Советы не скупились и на свои, чем нередко грубо нарушали принятые в иных государствах стоимостные нормы и ограничения. Иногда дарили автомобили и даже самолеты. С помощью таких подарков демонстрировалась экономическая мощь и достижения промышленности. 

    У беларусских продуктовых корзин, тракторов или художественных изделий в общем те же цели — реклама производственных возможностей Беларуси.

    Хотя бывало, что Лукашенко преподносил и более оригинальные и даже неожиданные по нынешним репрессивным временам подарки. 

    В июне 2017 года во время визита в Астану он передал Нурсултану Назарбаеву копии архивных документов КГБ в отношении осужденных в БССР в конце 1930-х годов по политическим мотивам и этапированных в лагерь на территории КССР женщин. Речь шла, в частности, о женах беларусских писателей. Документы — копии дел, письма родственников — предназначались для музея памяти жертв политических репрессий и тоталитаризма на месте так называемого АЛЖИРа —энкавэдэшного Акмолинского лагеря жен изменников Родины.

    Золотистый друг для шпица первого

    В международных отношениях часто практикуется обмен подарками в протокольном порядке: когда сопровождающие лица одной делегации передают сопровождающим другой дары без участия глав, которым они предназначены. Обмен подарками и технология передачи в любом случае обсуждаются загодя, чтобы никого не поставить в неудобную ситуацию. Например, чтобы не случилось так, что у одной стороны заготовлен подарок, а у другой нет.

    Иногда обсуждаются и сами подарки. Бывает даже делается прозрачный намек о желательности или нежелательности тех или иных даров. 

    Виктор Суходрев, который переводил советским генсекам от Хрущева до Горбачева, в своей книге «Язык мой — друг мой» вспоминает как при подготовке визита Брежнева в США в 1973 году советские дипломаты намекали американцам, что лучшим подарком для Леонида Ильича будет автомобиль. Белый дом, не практикующий такие дорогие дары, выручили бизнесмены. В итоге Никсон подарил Брежневу «Линкольн».   

    Во время последнего визита в Китай вышло так, что Александр Лукашенко как будто выпросил у Си Цзиньпина картину для своего офиса. Реагируя на подаренную председателем КНР шелковую картину с китайскими горными пейзажами, Лукашенко заметил, что «только хотел сказать, чтобы Китай подарил нам картину для Дворца Независимости, которая в центре будет стоять». Товарищ Си тут же поинтересовался желаемым размером и пейзажем, приняв это за пожелание нового полотна.

    Каждый международный визит сопровождается подготовкой огромного количества документов и в том числе биографий и политических портретов глав делегаций. Как раз эти сведения могут помочь угадать с подарком.

    Например, в феврале 2020 года в Минск прилетал глава МИД Швейцарии Иньяцио Кассис. Из собранной к визиту информации выходило, что Кассис увлекается музыкой и коллекционирует виниловые пластинки. На складе в МИД виниловых пластинок от рождения склада не было, но сотрудник, отвечавший за подготовку визита (Алексей Жбанов), проявил инициативу и подсуетился. 

    Нужно было видеть лицо швейцарского министра, когда в момент обмена подарками Владимир Макей преподнес ему пластинку «Песняров». Кассиса явно тронул подарок, а еще больше проявленное внимание к его выбору. Это отразилось на отношениях, пусть в них уже недолго играла приятная музыка — до августа, в котором все прекратилось, оставалось совсем чуть-чуть.    

    Есть другая история, в которой желающим сделать подарок Александру Лукашенко, было в этом отказано. Весной 2020-го некая кинологическая ассоциация Лихтенштейна захотела подарить Лукашенко щенков породы «лихтенштейнский золотистый ретривер», передав свое предложение по дипканалам. МИД стал разбираться, что за ассоциация, кому еще из лидеров стран передавались щенки и так далее. 

    Инициатива выглядела мутной: по адресу ассоциации в Лихтенштейне, указанному в письме хозяев ретриверов, никаких признаков нахождения там такой структуры обнаружено не было. Княжеский дом в Лихтенштейне и иные влиятельные лица щенков от ассоциации не получали. Риски возможных репутационных издержек от принятия дара, как бы странно это ни звучало сейчас применительно к Лукашенко, перевешивали сам дар, а потому его в итоге вежливо отклонили. 

    Александру Григорьевичу, вероятно, невдомек (ему, скорее всего, даже не докладывали), что у его белоснежного шпица мог появиться в друзьях золотистый ретривер, если бы не бдительный МИД на страже сомнительной репутации.

    Охранная грамота, не защищающая от ганьбы

    Подарки в любом случае проходят контроль службы безопасности, ведь могут иметь и злой умысел. От покушений на жизнь до шпионажа. Курьезный пример из далекого прошлого: летом 1945-го советские пионеры преподнесли американскому послу в СССР в подарок деревянное панно с изображением герба США, которое растроганный дипломат разместил в своем кабинете. Подарок пережил смену четырех послов, прежде чем в нем обнаружили подслушивающее устройство.

    Теперь о подарках, которые действительно желанны и ценны для любого государства, но случаются крайне редко. Это подарки, имеющее отношение к утраченным ценностям.

    Во время визита в Беларусь в 1997 году президент Украины Леонид Кучма привез в дар 6 старинных икон. Фактически это было возвращение довоенных ценностей Беларуси: подаренные иконы имели инвентарные номера беларусских музеев, были вывезены в годы войны, а после нее ошибочно попали в Киево-Печерский заповедник.

    В этом же контексте можно вспомнить передачу Эстонией Светлане Тихановской в 2022-м архивной копии документа о признании Радой БНР независимости Эстонии.

    История — штука коварная, если ее плохо знать. Может сыграть с дарителем злую шутку. Как с Борисом Ельциным в Беларуси в декабре 1991 года. Накануне подписания Беловежских соглашений в Вискулях президент России выступал в Верховном совете в Минске. 

    Как описывает в своих мемуарах Петр Кравченко, Ельцина встречали тепло, а провожали из Овального зала криками «Ганьба!» после того, как Борис Николаевич стал рассказывать про свой подарок для Беларуси, а именно архивную царскую охранную грамоту Орше 17 века. Депутатами этот дар был воспринят как издевка над миллионными потерями беларусского народа в польско-русской войне того времени. 

    Однако это недоразумение скорее исключение из правила, в котором хороший подарок считывается на всех языках как знак внимания к отношениям и их во многом характеризует. В случае недавнего обмена подарками с Китаем это именно так.

    ПаказацьСхаваць каментары