• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • «Работа в сфере красоты не делает их менее мужественными». Разговор о проблемах мужчин в «женских» профессиях

    Авторка ЦНИ Татьяна Ошуркевич поговорила с гендерной эксперткой Машей Колб о том, с чем сталкиваются мужчины при выборе традиционно «женских» сфер деятельности, распространенных стереотипах и общественном осуждении. 

    – Давайте начнем с начала: как мы вообще оказались в такой ситуации, когда в нашем обществе существуют традиционно «женские» и «мужские» профессии? 

    – Исторически, женщины в основном занимались домашними делами. Чаще всего они были домохозяйками и матерями, иногда помогали мужьям в их работе, но в большей степени оставались дома.  Мужчины в основном работали вне дома, в то время как женщины оставались в своем жилье, занимались уходом за детьми и созданием уюта. С развитием индустриализации они начали выходить на работу. Но даже на фабриках их чаще нанимали на работы, которые считались легкими и заменимыми (например, швейное дело). Было распространено мнение, что женщины работают до замужества, а после свадьбы их карьера заканчивается из-за рождения ребенка. 

    Маша Колб – гендерная работница, тренерка неформального образования.

    Таким образом, профессии, связанные с шитьем, уборкой или социальной сферой, считались традиционно женскими. В то же время мужские профессии всегда ассоциировались с достижениями, высокой оплатой и физической выносливостью, что делало их символом успеха и достатка. Сейчас этот стереотип продолжает транслироваться. 

    – Наверное, это разговор про тот самый случай, когда ты девушка и желаешь преуспеть в мужской профессии. Такое желание сразу оценивается как что-то странное. 

    – Да, абсолютно. Это трансляция патриархального нарратива, который вредит и мужчинам. Так и получается, что мы имеем гендерное деление в профессиях.

    – Вы можете пояснить, почему для всего общества важно, чтобы его не было?

    – Если коротко, такое деление ограничивает людей в их возможностях и самореализации. Если мы навешиваем ярлыки и ограничиваем женщин и мужчин определенными профессиональными траекториями, мы, по сути, утверждаем, что все люди одинаковы. А еще игнорируем существование других гендерных идентичностей. Это ведет к тому, что многие группы людей оказываются вне общественного внимания и возможностей. Это не только ограничивает личностное развитие, но и негативно сказывается на экономике. Она страдает, когда женщин ограничивают в профессиональных возможностях и экономят на их зарплатах.

    Во многих странах, включая Беларусь, существует заметный разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами, который в среднем составляет почти 30%. Это оказывает значительное влияние на экономику. Если женщины будут полноценно включены в экономический процесс, это может привести к значительному увеличению общенационального дохода. Экономические оценки показывают, что выгода может исчисляться триллионами долларов. И поэтому даже с точки зрения экономических выгод невыгодно, чтобы гендерное неравенство в профессиональной сфере продолжало существовать.

    – Существует ли какая-то статистика, которая рассказывает, какая у нас ситуация с гендерным равенством в профессиях? 

    По последним данным, Беларусь занимает 36-е место в мире по гендерному равенству, что является весьма высоким показателем. В 2018 году страна занимала даже более высокую позицию – 26-е место. Это достижение основывается на официальной статистике, однако реальная ситуация в стране не такая радужная.

    Знаете, это хорошо проявляется в сфере образования. Там обстановка сравнительно благоприятна: почти все девочки и мальчики получают начальное и среднее образование. Однако уже на уровне ВУЗов начинаются отличия: большинство женщин получают высшее образование, в то время как мужчины чаще выбирают технические специальности. Это может быть связано с тем, что женщины сталкиваются с препятствиями на рынке труда и поэтому прилагают больше усилий для получения диплома. 

    Мужчинам же высшее образование не кажется каким-то особенно престижным. Они часто выбирают специальности, связанные с высокооплачиваемыми сферами, такими как программирование, безопасность, архитектура и строительство. И напротив, большинство женщин склоняются к специальностям, связанным с уходом, социальными науками и педагогикой. 

    Допустим, мужчина выбирает какую-то из стереотипно женских профессий. С какими сложностями он сталкивается?  

    Я думаю, с очень сильным порицанием, причем со всех сторон. Стереотипы, особенно такие сильные, гендера не имеют, они могут воспроизводиться как женщинами, так и мужчинами. Существует вот эта прочная связь с ассоциацией мужчины как добытчика и его профессиональным выбором. Мужчины якобы должны быть теми, кто приносит деньги в семью. И при этом это должен быть тяжелый или серьезный труд, который не связан с уходом за собой (например, маникюрная сфера). Это приводит к замкнутому кругу ограничений и предрассудков.

    При этом радует, что нормы маскулинности сейчас пересматриваются в лучшую сторону. Ментальному здоровью мужчин уделяется больше внимания, общество «разрешает» им проявлять эмоции, плакать, быть слабыми без стигмы. Проблема в том, что эти изменения не происходят одинаково во всех странах и культурах: во многих местах традиционные представления о маскулинности все еще сильны.

    И именно по этой причине решение проблемы гендерного неравенства стоит начать с пересмотра собственных убеждений и стереотипов. Важно осознать, что нет ничего плохого или оскорбительного в том, чтобы мужчина занимался маникюром как основной деятельностью или хобби. И нет, это не делает его менее мужественным или недостаточно сильным. И еще я вспомнила о стереотипе,  что в «сфере красоты работают только геи» – это же совершенная неправда. 

    – Кстати, от мужчин из бьюти-сферы я слышала, что им часто говорили слова вроде «ты что, баба, что ли?» В этом случае сравнение мужчины с женщиной звучит как какое-то унижение.

    – Да, абсолютно. Это звенья все той же цепи, тот же патриархальный взгляд на гендерные роли. И раз все это глубоко сидит в нас, мы должны начинать изменения внутри себя. Когда первый шаг сделан, тогда можно переходить к более масштабным действиям. 

    –  Давайте на этом и остановимся. 

    –  Гендерное образования с раннего возраста могло бы значительно изменить ситуацию. Если бы мы не воспроизводили стереотипы о том, с какими игрушками должны играть дети в зависимости от биологического пола, как они должны одеваться, если бы мы не поощряли агрессивное поведение у мальчиков и пассивное – у девочек, это могло бы сыграть большую роль. Нужно начинать с таких мелочей.

    А еще обсуждение гендерных вопросов должно быть включено и в образовательную программу. Цель здесь не в пропаганде каких-либо идей, а в воспитании адекватных людей, стремящихся к равенству, уважающих права других и строящих общество на принципах гуманизма. Такое гендерное образование в общеобразовательных школах могло бы значительно упростить процесс изменения общественных взглядов, но для этого необходима поддержка на уровне государственной политики. Неформальные инициативы или негосударственные организации не способны охватить всех из-за ограниченных ресурсов. Это сложный и долгий процесс. 

    Одним из важных шагов может быть отмена списка запрещенных профессий для женщин, который до сих пор существует в Беларуси. В прошлом году он был сокращен, но все еще остается в силе. В отличие от Беларуси, в Украине, например, он был полностью отменен. Этот факт демонстрирует, что изменения возможны.

    – Мы могли бы в этом вопросе брать пример с какой-то страны, которая успешно преодолевает все эти стереотипы? 

    – Думаю, здесь можно рассмотреть Швецию. Там мужчины имеют больше возможностей быть активно задействованными в семейной жизни, они становятся равными партнерами. Не стоит думать, что в Швеции достигнуто идеальное гендерное равенство, но заметные улучшения есть.

    Мужчины часто работают в социальной сфере, например, ухаживают за пожилыми людьми или людьми с особыми потребностями, и активно участвуют в воспитании детей. В Швеции достаточно много мужчин трудоустроены в молодежных центрах и комиссиях по молодежной работе. Возможно, это связано с образовательной системой, которая не всегда требует высшее образование для этого, но при этом позволяет получать достойный доход благодаря социалистическому подходу к экономике. Это может служить примером того, как можно изменить общественные представления о гендерных ролях и профессиях. 

    Фото: Llyfrgell Genedlaethol Cymru / The National Library of Wales on Unsplash

    ПаказацьСхаваць каментары