• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Расшифрованный дресс-код

    Выпуск «Пульса Ленина-19» рассказывает о некоторых из протокольных условностей касательно внешнего вида должностных лиц, делясь примерами из международной жизни Беларуси, других стран и разных эпох. 

    В принципе, ключевое насчет того, как одеваться, сказано еще многие века назад Шекспиром: шей платье по возможности дороже, но без затей — богато, но не броско: по виду часто судят человека. 

    Это универсальный совет почти на все дипломатические случаи жизни, но есть нюансы, и «почти» — все же не означает все.  

    Орущие штаны 

    Правил в отношении внешнего вида множество, но общий смысл можно свести к тому, что одежда должна соответствовать времени, месту и характеру события. Любое несоответствие или пренебрежение может быть прочитано как знак неуважения. И даже если ничего подобного не предполагалось даже в мыслях.

    На моей памяти был как-то визит в Швейцарию делегации официальных лиц из Беларуси. У главы делегации только в самолете нашлось время (или желание) познакомиться с программой. О чем он сразу чистосердечно признался прямо у трапа, вероятно, прочитав в моих глазах немой вопрос, почему он в джинсах и свитере, если первое мероприятие по программе — сразу по прилету, а заезд в отель для отдыха и переодевания не предполагается до вечера. 

    Пришлось ему экстренно переодеваться в туалете вип-зала женевского аэропорта, чтобы не нарушить протокол в одежде, значение которого этот делегат, к счастью, хорошо понимал.   Почти хрестоматийный пример на тему грубого нарушения дресс-кода датируется летом 1997 года и связан с белыми штанами и клубным пиджаком. Они были на первом вице-премьере России Борисе Немцове, когда тот встречал во Внуково президента Азербайджана Гейдара Алиева, прибывшего в РФ с официальным визитом.

    Такой лук кричал о неуважении к гостю и стране, которую он представляет. 

    Немцов, разумеется, никакого смысла в свой гардероб не вкладывал, но так или иначе пренебрег протоколом. Алиев не стал устраивать сцен, хотя имел на то все основания. По легенде, президент Азербайджана сказал Немцову, что не будь они друзьями, то был бы международный скандал. А так был только внутрироссийский — оппоненты Немцова и пресса не могли не воспользоваться таким проколом Бориса Ефимовича и еще долго склоняли его белые штаны.

    Стоит также специально оговориться, что у визитов есть своя градация.  Беларусская протокольная практика делит их на официальные, рабочие, проездом. Например, в России, Китае и других странах есть еще и государственный визит, который имеет наивысшую категорию. 

    Разница в статусах визита отражается на программе, наборе почестей и внимания, оказываемых гостю. Скажем, сопровождение кортежа почетным эскортом мотоциклистов — опция, доступная лишь для государственных и официальных визитов. В целом в случае официального, а тем более государственного — набор почестей и церемоний максимальный. Соответственно и набор протокольных требований тоже. 

    Иными словами, если бы Алиев был в Москве проездом, а не с официальным визитом, то у белых штанов Немцова, скорее всего, не было бы шанса попасть в этот «пульс» и в историю тоже. 

    Еще один элемент «гардероба», имеющий потенциал испортить «праздник», это неопрятный внешний вид. 

    Кажется, что для высокопоставленных должностных лиц такое недопустимо. По состоянию на сейчас можно считать, что этот недуг в беларусских верхах уже победили примерно, как массовая вакцинация одолела оспу. Однако на заре независимости Беларуси, когда страна и ее представители делали первые международные шаги, проблема помятых официальных лиц и их костюмов тоже была.

    В мемуарах Станислава Шушкевича «Моя жизнь. Крушение и воскрешение СССР» есть впечатления супруги постпреда Беларуси при ООН в Нью-Йорке Юлии Буравкиной про первый визит беларусской делегации в США в июле 1993-го. Она вместе с супругом встречала делегацию в аэропорту и описывала это так: открывается дверь самолета и оттуда «вываливаются наши. Они не брились двое суток, лица опухшие. А штаны какие! Неглаженые, обвисшие».

    Итак, штаны и официальные лица с тех пор более-менее разгладились. С чем по-прежнему есть сложности, так это с размерами одежды. 

    Заглавный приз в этой номинации уходит вне конкурса Владимиру Семашко за плащ и брюки на вырост, в которых он в 2008 году в бытность вице-премьером сопровождал лидера Ливии Муамара Каддафи во время визита в Беларусь. Семашко, правда, уже на пенсии, но проблемы с размерами случаются даже у предводителя правящих элит нашей страны. Во время визита в Иран в начале прошлого года Лукашенко был пойман на чересчур длинных брюках и тесноватом пиджаке. 

    Фраки и фрики

    Для официальных международных мероприятий в Беларуси — церемонии вручения верительных грамот, инаугурации, аудиенций у главы государства — достаточно классического костюма. У этого, скорее всего, советские традиции. Хотя в отличие от советских элит, нынешние постсоветские в общем послушно выполняют требования зарубежного дресс-кода. 

    У Ельцина был смокинг, а Путин, было дело, надел фрак на приеме в Букингемском дворце. В 1995-м на прием от имени четы Клинтонов Лукашенко облачился в бабочку и смокинг, хотя все это теперь кажется первым государственным фотошопом. 

    Лидеры СССР, включая Горбачева, таких преображений себе не позволяли. Переводчик и дипломат Виктор Суходрев в своих мемуарах «Язык мой — друг мой» вспоминает, как в первый вечер визита Хрущева в США Эйзенхауэр дал официальный обед. Форма одежды предусматривалась соответствующая — фрак, белый галстук-бабочка. 

    «Это, конечно, высший класс протокольной одежды, — пишет Суходрев, — Все американцы именно так и были одеты. Ну а наши не то, что белых, вообще никаких галстуков-бабочек не признавали, а тем более фраков. В смокинг, помню, облачился только посол. Так и определялись на обеде: если при обычном галстуке, в темном костюме, значит — русский, если во фраке с белой бабочкой, значит — американец, а если с черной бабочкой — это официант».

    Тут, как раз кроется разъяснение тех ситуаций, когда даже одна неверная деталь в гардеробе может привести к досадным недоразумениям. В мемуарах Петра Кравченко «Беларусь на распутье, или Правда о Беловежском соглашении. Записки дипломата и политика» есть рассказ про то, как поэта Андрея Вознесенского в 1962 году пригласили на прием от имени президента США Джона Кеннеди. В приглашении говорилось, что прийти нужно во фраке. Его Вознесенский взял напрокат, но весь вечер гости обращались к нему как к лакею. 

    Почему? Ошибся с цветом бабочки.

    Многие воспоминания Суходрева касаются нашего земляка — Андрея Громыко, внешний облик которого нельзя себе представить не деловым. 

    Переместимся на Кубу. Фидель Кастро решил устроить неформальный ужин для советской делегации. Кубинцы подчеркивают, что ужин будет совершенно неофициальный, чисто дружеский. Кастро специально оговаривает, что никаких галстуков и костюмов, а только короткие рубашки и летние брюки. 

    Сильная жара, но Громыко все равно одевается в темный шерстяной костюм и галстук. Суходрев уговаривает его надеть что-то полегче, и в конце концов тот соглашается на «компромисс»: снимает пиджак, рубашка и галстук остаются, а поверх них он надевает короткую куртку (!), застегивая ее до узла галстука.

    По словам Суходрева, для Громыко это была высшая степень вольности в одежде.

    Представители западных элит того времени подавали другой пример. «Отец современной Канады» и нынешнего канадского премьер-министра Джастина Трюдо, известного своей «носочной дипломатией», Пьер Трюдо тоже отличался неординарностью в одежде. Будучи премьер-министром Канады в 1971 году, он приехал в СССР, где на пару с супругой навел модный шорох.

    Визиты в ту пору были многодневными, включали заезды в советские республики. Именно так, например, президент США Ричард Никсон побывал в БССР. Трюдо в порядке, так сказать, культурной программы посещал Узбекистан. Был май, там уже было жарко. Канадец надел легкие светлые брюки, сандалии на босу ногу, цветастую рубашку с короткими рукавами, а на шею повязал шелковый платок.

    Самолет садится в Самарканде. «У трапа появляется шеренга людей — все как один в черных костюмах, белых рубашках с мрачно-темными галстуками, а на голове у каждого — шляпа, — пишет Суходрев. — Это были отцы города. Распахнулся люк самолета, и Трюдо одним из первых буквально сбежал по трапу. А люди в черном продолжали смотреть в раскрытый люк в ожидании, когда же появится премьер-министр Канады».

    Иногда подобного рода казусы, вызывающие улыбку, задают хороший тон отношениям.

    Бить челом и пятиться

    На эту тему есть практически легендарная история первой аудиенции первого посла США в Саудовской Аравии Джеймса Чайлдза у основателя королевства — короля Абдель Азиза. Это конец 1940-х. 

    К аудиенции Чайлдз получил в подарок от короля традиционную арабскую одежду, в которой его ждали во дворце в Эр-Рияде. Накануне королевский портной снял с посла мерку и сшил для него белую рубаху в пол, которая одевается как платье через голову (тоба), платок для покрытия головы (куфия) и шнур, которым этот платок удерживается (икаль).

    Согласно правилам, к монарху нельзя поворачиваться спиной. Удаляться в конце встречи следует, пятясь назад. Такие же рекомендации, кстати, и у Букингемского дворца. С Чайлдзом это правило сыграло злую шутку. 

    Вручив верительные грамоты королю, Чайлдз запутался в складках тоба, когда начал пятиться назад, и в итоге упал на спину. Тем не менее уважение традиций саудовского двора американским послом, а он облачался в тоба всякий раз, когда встречался с королем, в итоге затмило допущенную неуклюжесть.

    Как пишет Эллен Уолд в книге «SAUDI, INC. История о том, как Саудовская Аравия стала одним из самых влиятельных государств на геополитической карте мира», у Чайлдза с Абдель Азизом сложились доверительные отношения. Когда подошел к концу срок его миссии в Саудовской Аравии король даже хлопотал по дипканалам в Вашингтоне о ее продлении, что, вообще говоря, беспрецедентно.

    Протокол аудиенций у саудовского монарха с тех пор, насколько можно судить, несколько упростился. По крайней мере, послы Беларуси, вручавшие верительные грамоты королю Саудовской Аравии, не переодевались для этого в арабские одежды.

    Церемониал вручения верительных грамот в Беларуси, несмотря на почти монархический срок правления Лукашенко и возможное престолонаследие, не требует от гостей беларусской вышиванки, а также фрака или визитки, как в Лондоне, Ватикане и не только.

    Официальный Минск приветствует национальные костюмы зарубежных государства, но согласен, как уже говорилось выше, и на строгий классический. 

    А еще он не запрещает иностранным послам показывать главе государства спину. Надо сказать, что после 2020-го часть из них этим воспользовалась по политическим, а не протокольным мотивам, но это уже совершенно другая история.

    Фото: Reuters

    ПаказацьСхаваць каментары