• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Как влияет международный вес на белорусский вопрос, а уход зарубежного бизнеса на режим

    Двенадцатый выпуск «Пульса Ленина-19» посвящен итогам саммита Россия-США для белорусской ситуации и нежелательности ухода западного бизнеса из нашей страны.

    Повестка дна

    Советский дипломат с белорусскими корнями Андрей Громыко, принимавший Джо Байдена в 1988 году в Кремле тогда еще как сенатора, считал правильным такой обмен мнениями, когда собеседник приходит со своим мнением, а уходит с его.

    Эта шутка подходит для международной разрядки, потому что метко описывает ее условия – уступки. Возможности взаимных уступок со стороны России и США весьма ограничены, поэтому любая договоренность (например, о возвращении послов) уже победа. Каждая новая американская администрация начинает работу, образно говоря, с перезагрузки системы международных отношений. Для Джо Байдена саммит в Женеве 16 июня — это интригующее начало, для Владимира Путина, встречающего уже пятую администрацию, — знакомый сериал.

    На женевской встрече в верхах Путин и Байден обменялись мнениями по белорусскому вопросу, но «эффекта Громыко» не произошло — собеседники остались при своем. В этой истории иначе быть не могло. 

    Включение белорусской темы в повестку саммита Россия-США придало ей международный вес, но не могло повлиять на нахождение ответа. В ситуации, когда одна из сторон считает кейс исключительно своим и даже заинтересована в кризисе, а другая это влияние не оспаривает, сам процесс разрешения важнее результата.

    Кремлю не за чем идти на компромиссы в вопросе, где у него все под контролем, и сливать Лукашенко.

    Интересно, что во время пресс-конференции Путин около часа отвечал на вопросы, и никто из журналистов не задал белорусский. Это показывает реальное место белорусской темы для мировых и российских СМИ. 

    Кремль не является инициатором переговоров по белорусской проблематике с западными странами, но их проведение не угрожает интересам России в Беларуси. Как раз наоборот. В предыдущих обзорах уже отмечалось, что перманентная угроза возможных компромиссов между Москвой и  Западом позволяет Кремлю держать Лукашенко в нужном тонусе, на случай, если темпы белорусско-российской интеграции отстают от договоренностей. У Москвы на Минск свои планы и урегулирование белорусского кризиса находится исключительно в плоскости их реализации. 

    Возвращение к изгоям

    Во время дипломатической службы в Германии и Швейцарии мне приходилось общаться с представителями экспортных-кредитных агентств «Euler Hermes» и «Swiss Export Risk Insurance». Их главный гешефт – страховое покрытие экспортных сделок для немецких и швейцарских компаний с зарубежным бизнесом. Разговор обычно крутился вокруг двух вопросов – объемов страхового покрытия под сделки с белорусскими предприятиями и рейтинга Беларуси в классификации страновых рисков Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

    При этом собеседники всегда подчеркивали интерес к сотрудничеству с Беларусью, ссылаясь на безупречность нашей кредитной истории. Швейцарским правительством, например, в последние годы были выделены 300 млн. швейцарских франков для покрытия экспортных сделок с предприятиями из Беларуси. Не хватало проектов, чтобы освоить эти деньги. 

    Однако эту кредитную идиллию всегда портил имидж последней диктатуры в Европе. Неслучайно Беларуси понадобилось почти 20 лет, чтобы покинуть 7-ю самую плохую группу кредитного риска ОЭСР, в которой мы соседствовали с беднейшими странами мира с 1999-го по 2018-й годы. Но вопрос был не в соседстве с изгоями, а в его цене. Чем хуже группа, тем выше величина страховой премии за покрытие для белорусских предприятий, предоставляемое странами-членами ОЭСР. Между тем эти кредиты — один из самых главных источников модернизации производственной сферы Беларуси. По информации Минфина, самое активное взаимодействие осуществлялось с банками Германии, Чехии, Польши, Швейцарии и Италии. 

    В упрощенном виде схема выглядит примерно так: белорусское предприятие находит поставщика нужного оборудования, тот привлекает банк для кредитования поставки, а агентство предоставляет от имени государства госгарантии — страховое покрытие для экспортного кредита. Такие гарантии положительно отражались на стоимости кредита, поскольку выступали его обеспечением.

    Эта история вспомнилась в связи с отказом Шведского агентства по страхованию экспортных кредитных рисков от страхования сделок по поставке в Беларусь газовых турбин производства шведской дочки «Siemens» — компании «Siemens Industrial Turbomachinery». Это произошло еще в конце мая. Вслед за агентством в начале июня из проекта вышел немецкий банк «KfW IPEX Bank», обеспечивавший кредитование части проекта. Тем не менее, на этой неделе стало известно, что компания «Siemens» собирается выполнить свои обязательства по производству и поставке в Беларусь газовых турбин. Они предназначены для создания пиково-резервных источников энергии на случай нештатной ситуации на БелАЭС.

    Давление на зарубежных участников проекта шло такое, словно данные газовые турбины заказаны Александром Лукашенко, если не лично, то опосредовано и не для национальной энергосистемы, а для правительственной дачи.

    Под раздачу попал не только «Siemens». На протяжении последних месяцев отдельные представители белорусских демократических сил в эмиграции методично прессуют западный бизнес, работающий с Беларусью, связывая его деловую активность с диктатурой. 

    Между тем в большинстве случаев такая связь не прослеживается, если, конечно, не отождествлять страну с режимом. Хотя интересы последних, по крайней мере, в настоящее время расходятся диаметрально. Например, если в интересах Лукашенко демонизировать Запад, то в интересах Беларуси тесно сотрудничать с ним. С уязвимостями примерно та же картина. Поэтому срыв поставки газовых турбин «Siemens» не способен задеть режим или склонить его к чему-то, хотя бы к извинениям за насилие, зато для национальной энергетики и безопасной эксплуатации атомной станции это вопрос критический. 

    В конце концов, нужно понимать, что в случае, если от поставки турбин откажутся немцы, их аналоги, кредит и покрытие предложат китайские друзья. И это касается практически всех западных технологий.  

    Фото: Yahoo

    ПаказацьСхаваць каментары