• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Почему праздник испорчен, а Азия не заменит нам Европу

    Одиннадцатый выпуск «Пульса Ленина-19» посвящен внешнеполитическому аспекту нового государственного праздника в национальном календаре, а также проблемам белорусского освоения Азии.

    День осеннего единения с Россией

    У Беларуси и России обнаруживается все больше общего там, где не должно. Выбрав 17 сентября для отмечания нового государственного праздника – Дня народного единства, официальный Минск синхронизировался с Кремлем по части антипольской направленности своей новой праздничной даты. Для справки – в России тоже есть день народного единства, 4 ноября, в память об избавлении Москвы от поляков в 1612 году. Он был учрежден относительно недавно на очередной волне обострения российско-польских отношений. 

    Однако, если для России привычно и естественно видеть в Польше помеху своему благополучию и это взаимно, для Беларуси значение польской угрозы, мягко говоря, преувеличено. Польский МИД отреагировал заявлением, в котором указал на руку Москвы в новом празднике в белорусском календаре, продвигающей свое толкование сложной истории.

    В 2006 году мне вместе с группой молодых дипломатов из разных стран случилось побывать в политическом архиве МИД ФРГ. Немецкий МИД располагается в здании бывшего рейхсбанка и вход в архив происходит через характерную для банковского хранилища толстую металлическую дверь. Прямо за ней, возможно, специально к нашему визиту был выставлен документ, имеющий прямое отношение к нашей новой праздничной дате 17 сентября – карта к договору о дружбе и границе между Германией и СССР от 28 сентября 1939 года.

    Впечатляет не сама карта, а две гигантские подписи прямо на ней – Сталина и Риббентропа. 

    Росчерк Сталина занимает полметра – начинается в Западной Белоруссии и заканчивается в Румынии.

    Эти подписи оформили новые уже фактические границы между СССР и Германией, о которых стороны договорились в конце августа 1939 года перед вторжением немцев в Польшу. Западная Белоруссия, как известно, была лишь фрагментом того секретного раздела сфер влияния. Это был тот нередкий для белорусской истории случай, когда наша судьба решалась без нашего ведома и участия. 

    17 сентября Красная Армия получила приказ перейти польскую границу и занять территории Западной Белоруссии и Западной Украины, входившие в состав Польши по итогам Рижского мира. Этот приказ пришел не из Минска, это результат чужого не белорусского сговора. Поэтому делать эту дату праздником в Беларуси можно только в угоду Москве и назло Варшаве. 

    Если уж связывать национальное единение с этим объединением белорусских территорий, то куда понятнее было бы 14 ноября – в этот день в 1939 году Верховный Совет БССР постановил принять Западную Белоруссию в состав БССР. Пусть это решение было обычной формальностью. Оно, по крайней мере, принималось белорусами.

    Внеплановая замена Европы на Азию

    МИД Беларуси продолжает наращивать информационный обмен с лояльными по отношению к официальному Минску странами и регионами, рассчитывая с его помощью разогреть покупательский спрос на белорусскую продукцию даже в самых далеких и, порой, совсем не богатых уголках планеты. Данный обмен пока ведется лишь с дипломатами, не уполномоченными заключать экспортно-импортные и инвестиционные контракты, а потому – вероятно, приятный, но совершенно ни к чему не обязывающий.

    9 июня в Москве в Деловом центре посольства Беларуси состоялся Белорусско-азиатский форум для дипломатов азиатских стран, работающих в России и аккредитованных на Минск по совместительству. Неделей раньше аналогичное мероприятие было проведено для диппредставителей африканских стран. 

    С чем связана такая активность на дальних торговых фронтах? Выступая в Овальном зале 26 мая Александр Лукашенко фактически объявил «западозамещение», предложив компенсировать отношения со странами коллективного Запада активными действиями на других направлениях. «Заменим неумолимо стареющую Европу стремительно растущей Азией», – призвал он. И МИД ответственно взялся за реализацию нерешаемой  задачи.

    Экспорт в Азию в 2020 году достиг 2,5 млрд. долларов против 6,5 млрд. в Европу. Такие данные размещены на мидовском сайте. Но дело тут не в цифрах. 

    Азиатский рынок, безусловно, очень перспективный, но возможности его освоения, как мы уже говорили, во многом зависят от уровня сотрудничества с западными странами, а точнее – от возможностей доступа к их технологиям.

    Несколько примеров: успешное присутствие ПО «Интеграл» на азиатских рынках и вообще мировую конкурентоспособность его микросхем обеспечили Соединенные Штаты, выделившие в начале 90-х заводу деньги на закупку оборудования компании Kras, на котором стало возможным производить до 1,2 млн микросхем ежемесячно. Дальнейшая модернизация завода происходила тоже за счет закупок передового оборудования. Это же касается и еще одного важного белорусского игрока на азиатском рынке – ПО «Белаз», модернизирующего свои производственные мощности с помощью передовых итальянских, немецких и японских технологических решений.        

    Замещение этих технологий китайскими аналогами, о чем недавно говорил премьер-министр Роман Головченко, поможет найти место конечной продукции на складе, сделав ее неконкурентной, возможно, даже на внутреннем рынке – ведь азиатские тигры и тигрята могут производить все это качественнее и дешевле.  

    В качестве перспективных направлений сотрудничества с азиатскими странами Минск видит также участие азиатского бизнеса в индустриальном парке «Великий камень» и ПВТ. Здесь, правда, та же история – без нормальных отношений с западным миром Шелковый путь из Азии в Европу упирается в стену и превращает все инвестиции в тот же «Великий камень» в камень на шею бизнеса, который вложился. 

    Причем положение не спасают планы по совершенствованию условий для бизнеса и инвестиций в «Великом камне», прозвучавшие на совещании у Лукашенко 7 июня. Они могут привести к перетоку резидентов из других преференциальных зон, существующих в Беларуси – условия СЭЗ и без этого крупно проигрывали «Великому камню» в плане льгот. 

    В ледниковый период отношений Беларуси с Западом рассчитывать на зарубежную деловую активность в синеокой не приходится, даже если распространить преференции для бизнеса, действующие в «Великом камне», на всю страну. Хотя, это хороший ход на перспективу. В Швейцарии, например, нет никаких преференциальных условий или зон для ведения бизнеса – они просто выгоднее, чем в других странах. 

    Фото: lig.net

    ПаказацьСхаваць каментары