• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Что нужно знать о политических рейтингах

    Геннадий Коршунов разбирается, что такое политический рейтинг.

    Одним из самых главных вопросов, который интересует всех потребителей социологических данных, является вопрос о рейтингах действующих политиков. Эти рейтинги часто воспринимаются как чуть ли не универсальный показатель для понимания ситуации в стране. Конечно, опираться на рейтинги удобно, но понимаем ли мы природу этих цифр, понимаем ли закономерности их динамики? Геннадий Коршунов излагает свое видение этой проблемы.

    У нас у всех есть тяга к цифрам. Они понятны и с ними удобно – можно вычитать и складывать, сравнивать и строить временные ряды. Отсюда и повальное увлечение рейтингами, от медийных до политических. Про медийные пока ничего не скажу, но о политических рейтингах можно порассуждать.

    Итак, что нужно понимать относительно политических рейтингов. В частности, относительно политических рейтингов в Беларуси; а еще точнее – рейтинга Александра Лукашенко. 

    Начать здесь следует с  того, что под словосочетанием «рейтинг политика» зачастую понимаются очень разные вещи. Так, например, многие не различают степень одобрения деятельности политику, уровень доверия ему, готовность проголосовать за политика на следующих выборах. Если «прогнать» политика по этим трем разным позициям, то скорее всего окажется, что готовность проголосовать за политика (электоральный рейтинг) будет самой низкой. Вот про этот электоральный рейтинг мы и поговорим.

    Электоральный рейтинг – штука динамичная. 

    Направление и скорость этой динамики зависит от ряда факторов, а весь объем рейтинговой поддержки любого политика делится на две условные части. 

    Одна – это «ядерный электорат», то есть та часть населения, которая в любом случае и при любых обстоятельствах будет голосовать за конкретного кандидата (или определенную партию). Например, по причине харизмы политика, его происхождения, вероисповедания, цвета кожи, военных заслуг и всякого прочего.

    Количество представителей ядерного электората меняется медленно и растягивается на годы и даже десятилетия. Динамика становится заметной, когда накапливаются технические, социально-демографические, идеологические, и – в конечном итоге – ценностные изменения. Это тот случай, когда в некоторый момент количество изменений переходит в качество – уровень электоральной поддержки падает.

    В случае с Лукашенко мы знаем, что его харизма подвыцвела, ценность рабоче-крестьянского происхождения девальвировалась, опыт управления колхозом перестал быть интересен, а существенная часть близких ему носителей ценностно-идеологических установок снизилась естественным демографическим путем. В результате 2020 год показал, что объем ядерного электората Александра Лукашенко не превышает 20-25%. Это один из важнейших результатов 2020 года –  разрушение мифа о том, что «за Лукашенко голосует большинство».

    Вторая часть – «ситуативные сторонники», которые могут решать о том, за какого именно политика голосовать, чуть ли не прямо на избирательном участке. Решения этой части электората может приниматься под влиянием последних событий в стране или просто благодаря эмоциональному сиюминутному импульсу. Очевидно, в чуть иной ситуации (буквально, если бы выборы проводились через месяц или неделю) такие люди могли бы проголосовать и за другого человека.

    Чем определяется их  выбор своего кандидата?

    Во-первых, это «ассортимент». Чтобы выбирать, нужно как минимум чтобы были из чего или из кого выбирать. Беларусские власти играли и играют на этом поле, «выпалывая» всех конкурентов, даже потенциальных. Тем самым целенаправленно ограничивается «ассортимент выбора» и создаётся простая ситуация: есть очевидный кандидат-лидер, кандидат-спойлер и малоизвестная и/или малоуважаемая электоратом массовка. 

    Такая игра срабатывает ровно до того времени, пока «кандидат-лидер» не опостылеет населению до такой степени, что люди будут голосовать за любого кандидата, лишь бы против «кандидата-лидера». Это феномен, который известен как «опрокидывающие выборы». Что мы и пронаблюдали в 2020 году.

    Во-вторых, «конъюнктура» – это оценка ситуации в стране и положения страны на международной арене. Здесь работает простая бинарная логика: довольны или недовольны складывающейся ситуацией, ориентированы на сохранение статус-кво или нацелены на перемены; соответственно – выбор представителя действующей власти или их противника. 

    Такие оценки складываются на основании объективных (скажем, экономических) и субъективных (пропагандистских) предпосылок. Это своеобразное состязание холодильника и телевизора. При «слабом телевизоре» (непрофессиональная пропаганда) любые колебания продуктовой корзины могут восприниматься как революционные; при «сильном телевизоре» даже почти пустой холодильник может восприниматься как «могло бы быть и хуже». Вот это вот «могло быть и хуже» мы сейчас и наблюдаем как мотивационную доминанту у части беларусского электората.

    В-третьих, форс-мажоры или «черные лебеди» – непредсказуемые заранее события, которые кардинально меняют ситуацию. Причем как в сторону роста популярности конкретного политика, так и в сторону ее обрушения. Прекрасные примеры таких событий дает нам и эпидемия COVID-19, и российско-украинская война 2022 года. 

    Просто напомню, чего, с точки зрения рейтингов, стоили Александру Лукашенко его слова про «баню, водку и трактор» как противодействие «коронапсихозу». Кроме недоумения и разочарования в стане ситуативных сторонников, такое самоустранение верховной власти от решения эпидемических проблем спровоцировали первичный рост гражданской активности, без которой не было бы горячего лета 2020 года.

    Война. Ее воздействие на массовое сознание тоже достаточно хорошо изучено и известно. Это то, что называют по-разному («эффект сплочения» или «эффект флага»), но смысл практически одинаков – рост поддержки действующей власти в условиях внешней угрозы. По мере развития ситуации, динамика может меняться: победы будут формировать эффекты «маленькой победоносной войны», поражения – наоборот.

    При необходимости, число таких факторов можно множить, но и этого достаточно для того, чтобы понять следующее:

    • рейтинг политиков – многосоставный и динамичный феномен;
    • значения рейтингов нельзя абсолютизировать, их нужно рассматривать только в динамике;
    • делать упор на рейтингах имеет смысл только в предвыборной ситуации, когда в ближайшее время каждому гражданину нужно будет поставить свою «птичку» в избирательном бюллетене.

    И последнее: для того, чтобы иметь адекватное представление о ситуации в стране, одних рейтингов критически недостаточно. Нужно смотреть на удовлетворенность людей ситуацией в целом и по разным сферам, горизонты планирования и уверенность в собственной безопасности, на доверие социальным институтам и финансовое благополучие.

    Не смотрите на одну точку, смотрите на картину в целом.

    ПаказацьСхаваць каментары