• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Лесі цікава: Москва-Минск – будет ли перезагрузка отношений?

    Выпуск о том, почему Кремль поддерживает Лукашенко и когда это изменится. 

    Новые социологические данные говорят о том, что Россия, поддержав Лукашенко, уменьшила свою популярность в беларусском обществе, а половина беларусских горожан хотела бы, чтобы Россия обсуждала политический кризис в Беларуси не только с Александром Лукашенко, но и со Светланой Тихановской. Но не смотря на это и на падение рейтинга Лукашенко, Кремль не готов к диалогу с кем-либо, кто представляет беларусский протест. Почему?

    Разбираемся в новом выпуске “Лесі цікава” с Лесей Рудник.

    В этом выпуске, о беларусско-российских отношениях я поговорила с российским экономистом, доктором экономических наук Евгением Гонтмахером, политологом, доцентом МГИМО Кириллом Кокштышем и с редактором сайта экспертного сообщества Наше мнение Валерией Костюговой. 

    1. В 2020 году поддержка Лукашенко внутри Беларуси значительно упала. По данным последних социологических исследований, 51% жителей городов Беларуси (включая тех, кто не поддерживает протест) считают, что Россия должна вести диалог не только с Лукашенко, но и с демократическим движением? Почему Россия продолжает говорить только с Лукашенко?

    Кирилл Коктыш: Россия признает суверенитет Беларуси, в силу чего ведёт диалог только с государством и теми, кто государство полномочен представлять. Принцип уважения суверенитета других стран заложен в российскую внешнеполитическую доктрину (нынешняя редакция принята в 2004 году), и реализуется последовательно и без исключений. 

    Евгений Гонтмахер: Россия в лице ее политического руководства не хочет сценария, когда Лукашенко убирает со сцены “улица”. Очевидно, что если Москва начнет публичные контакты с оппозицией, от Лукашенко отвернется даже собственная команда. Поэтому базовый вариант сейчас – максимальное ускорение конституционной реформы и отказ Лукашенко баллотироваться на досрочных выборах. В конечном счете, если это состоится, то те же лидеры оппозиции на этих выборах победят. У Москвы будет время и возможность маневрировать в этом процессе с тем, чтобы будущие лидеры страны не были антироссийскими. Но Лукашенко будет этот план срывать – тянуть время, пытаться остаться в новой структуре власти на другом посту (например, премьер-министра), чтобы и в новых условиях контролировать страну. Москву это не должно устроить.

    Валерия Костюгова: Россия и к своему населению мало прислушивается. Ее руководство считается с мнением тех, кто обладает контролем. Пока Россия не считает, что беларусы взяли под контроль свою страну. 

    2. Сколько еще Россия будет поддерживать Лукашенко? 

    Кирилл Коктыш: Россия поддерживает Беларусь как государство, а не отдельных политиков. Признавая выбор этих политиков прерогативой самой Беларуси. См. п.1, это прямо вытекает из признания и уважения беларусского суверенитета.

    Евгений Гонтмахер: До момента, когда он нарушит договоренности в рамках вышеизложенного сценария.

    Валерия Костюгова: Есть три причины, по которым Россия может прекратить поддерживать Лукашенко. 

    1. Зона контроля народа над государством шире или сопоставима с зоной контроля Лукашенко, а кризис затянулся. 

    2. Кризис в Беларуси наглядно угрожает стабильности в России – тут имеется в виду чрезвычайные события.

    3. Россия достигает консенсуса с другими международными игроками по Лукашенко. Только в первом случае отказ от поддержки Лукашенко будет означать диалог России с демократическим движением.

    3. Несмотря на культурную близость беларусов и россиян, беларусский народ все же хотел бы иметь независимую многовекторную внешнюю политику. Возможно ли это?

    Кирилл Коктыш: Любой выбор имеет свою цену. Поэтому вопрос не столько в желании, сколько в понимании этой цены, и готовности общества ее платить. Это про вектора. Что же касается внешней политики, то она была и остаётся независимой, при том что согласуется в рамках Союзного государства в той степени, в которой это отвечает интересам обеих стран-учредителей СГ. Экономическая политика согласуется в рамках ЕАЭС, где ближайшие четыре года председательствует Беларусь.

    Евгений Гонтмахер: Многовекторность внешней политики – это красиво, но не конкретно. Очевидно, что геополитическое положение Беларуси предопределяет особые отношения с Россией, Евросоюзом (в особенности, с Польшей и прибалтийскими странами), Украиной. Это не означает, что Беларусь тем самым попадает под чей-то протекторат. При благоприятных условиях это означает, что тем самым найден баланс между национальными интересами Беларуси (независимость, свобода вступления в международные союзы, успешное экономическое и социальное развитие) и национальными интересами соседей, с которыми Беларусь связывают во многом общая история и культура. 


    Валерия Костюгова: Это неизбежно – со временем. Пока же даже в том случае, если бы страну возглавил Павел Северинец, с Россией приходилось бы считаться в первую очередь.

    Фота: Радыё Свабода

    ПаказацьСхаваць каментары