• Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Даследаванні
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • Артыкулы
  • Падкасты
  • Відэа
  • Спецпраекты
  • Падзеі
  • Пра нас
  • About us
  • Падтрымаць нас
  • 28 ноября сломали «плато репрессий»

    В статье Генадзь Коршунов рассуждает о том, зачем власти инициировали волну обысков по делу Координационного совета.

    В свое время и мы, и коллеги писали, что в объемах и интенсивности репрессий со стороны режима начинает прослеживаться некая «стабилизация», выход на некое плато. Однако вхождение в пусть и «псевдо», но все же электоральный период намек на «репрессивное плато» развеяло – во вторник 28 ноября по Беларуси прокатилась небывалая волна обысков, а власти анонсировали активизацию репрессий по делу Координационного совета (протопарламент беларусских демократических сил; далее по тексту – «КС»).

    С одной стороны, объем дела в сто человек подозреваемых и двухсот обысков за один день более чем впечатляющ. С другой – логика режима привычна и понятна. Беларусские власти к любым выборам готовятся с помощью плановых зачисток политического поля, которые дополняются различными популистскими практиками типа дежурного «ператрахивания чиновников» и постановочного «хождения в народ». 

    Собственно, компания 2024 года примерно так и началась. Изначально было дошлифовано институциональное политическое поле, в котором осталось только четыре полностью лояльные режиму партии. Потом Лукашенко устроил плановую предвыборную выволочку своим чиновникам (тогда под раздачу попали топы властной вертикали – Игорь Сергеенко и Роман Головченко). А в массы, то есть по магазинам, были отправлены Наталья Качанова и пропагандисты с чиновниками. Сам Лукашенко пошел не в массы, а в поля – к комбайнерам.

    Осенью электорально-подготовительный процесс был дополнен рядом популистских и репрессивных мероприятий. К чисто популистским следует отнести, например, налог на богатство и роскошь, которые позволяют себе отдельные «буржуи-кровососы», или серию проверок с целью установить, не ущемляются ли где интересы простого народа (в секс-шопах, например, или в салонах красоты, в школах или садиках).

    Специфические репрессивные мероприятия, инспирированные именно будущими выборами, до недавнего времени практически не выделялись. Зато массово были представлены акции, где репрессивное и популистское объединялось по маркетинговой логике «два в одном».

    К таким комплексным мероприятиям следует отнести серию антикоррупционных дел, начатых осенью текущего года. Это «дело гомельского агросектора», «дело маршрутчиков» и, наконец, громкое «дело молочников», для которого не пожалели даже бывшего помощника президента по Минской области Игоря Брыло. Помимо этих больших дел было еще несколько менее громких задержаний «за коррупцию» регионального масштаба (см., например, дела Виктора Романенко, Владимира Кузнецова или «дело ГЗЛиНа»).

    Иными словами, процесс вхождения в электоральную кампанию 2024 года разворачивался практически по классическому образцу.

    Но только до 20 ноября, когда были подписаны указы “О назначении выборов депутатов” и “О назначении выборов в Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь”. Очевидно, для властей в целом и для силовиков в частности это подписание стало сигналом о переходе к новой фазе подготовки февральскому электоральному симулякру под названием «единый день голосования».

    Здесь хотя и абсурдно для нормального государства, но абсолютно привычно для Беларуси выглядят и очередные учения по разгону протестов, и различные коллегии-совещания силовиков с чиновниками. Но возникновение супер-дела против КС – оно принципиально выбивается из общей логики.

    Напомним, что информация об обысках у людей, тем или иным образом связанных с Координационным советом, стала поступать с утра 28 ноября. По информации одного телеграм-канала, близкого к силовикам, тогда за день было было проведено более 200 обысков (позже начальник криминальной милиции Геннадий Казакевич уточнил, что было проведено более 130 обысков, вынесено 145 постановлений об аресте имущества). 

    Вооруженные люли в масках врывались в квартиры и к бывшим, и к действующим членам КС, и в места их прописки, и к их родственникам. В одних случаях все ограничивалось обыском и разгромом квартиры, в других – задержаниями (на момент написания статьи информации об арестах, кроме арестов на имущество, именно по этому делу нет). Позже силовики заявили, что завели «дело о КС», по которому проходит более 100 человек. Их подозревают по целому списку статей, во главе которого находится «измена Родине государству».

    Понятно, что дело заведено в рамках вхождения властей в электоральный формат функционирования. Собственно, постановления на обыски по «делу КС» датируются именно днем подписания указов о выборах. Понятно, что выборы в демократический КС воспринимаются как антипод режимным Палате представителей и Совету Республики, а любая альтернатива что «палатке», что «соврепу» будет раздражать беларусские власти. Понятно, что у режима работает только один рефлекторный механизм – репрессии, а все остальное (пропаганде, политическому диалогу, задабриванию общества) рассматривается как вторичное или невозможное.

    Но для чего такой форсаж? Тем более перед совершенно вегетарианской кампанией 2024 года?

    Увидели опасность в самом КС? Наврядли, уголовное дело против Координационного совета открыли еще в августе 2020 года и до сих пор оно продвигалось ни шатко, ни валко.

    От одного из «вернувшихся», как утверждают силовики, появилась дополнительная информация о членах КС? Вообще маловероятно, информация о составе КС и до того была в открытом доступе, по крайней мере, предыдущего созыва.

    Острота реакции вызвана именно фактом альтернативных выборов? Если и так, то скорее лишь частично. Потому что в логике режима любые выборы – это постановка и симуляция. Проводя так свои «выборы», они и к другим относятся соответствующе.

    При этом, конечно, проведенные обыски повлияют на альтернативные выборы. Они уже здорово попортили нервы членам КС. Причем как действующим, так и потеницальным. И вместе с тем привлекли дополнительное внимание к КС как к политическому институту, потенциально повысив его значение в глазах своих противников.

    Однако основной смысл события 28 ноября, как представляется, более долгосрочный – это своеобразный старт президентской кампании 2025 года.

    Она будет идти в той же логике: «популизм + репрессии». Для ударных доз популизма пока рано, а вот репрессивную машину, которая и так работает без перерывов, можно и потестировать на более высоких оборотах.

    Впрочем, сделав замах на рубль (200+ обысков), силовики по сути пока не ударили (никого не арестовали). Нам просто показали, сколько крючков и ниточек связывает нас с Беларусью. Убедительно дали понять, что режим будет дергать за эти крючки и наматывать эти веревочки на свой кулак. По своей воле усиливая или ослабляя натяжение через «внимание» к родственникам, друзьям, коллегам. И заодно проверили, сможет ли машина за неделю с лишком не дать протечки; справятся силовики ли с масштабом разового хапуна в 200 кейсов за один день; как отреагируют различные заинтересованные субъекты?

    Уничтожив наблюдаемые признаки протеста и неподчинения беларусского общества внутри страны, режим ищет способы пацифицировать и ту часть беларусского общества, которая вышла из-под его власти, покинув подконтрольную режиму территорию. Власти не скрывают, что «безвыборы» 2024 года – это не более чем тренировка перед 2025 годом. И им очень хотелось бы до того времени окончательно «перевернуть страницу». Им важно пусть и через страх, но максимально «замирить» все общество.

    Поэтому любая «стабилизация» репрессий будет временной. Просто как передышка перед очередным форсажем.

    Фото: Sergei Grits

    ПаказацьСхаваць каментары